Хлёсткие «Гарики» Игоря Губермана

Как известно – смех продлевает жизнь! К сожалению, в нашей жизни с ее сумасшедшим ритмом и постоянной погоней за материальными благами, мы не всегда находим время для веселья....

Как известно – смех продлевает жизнь! К сожалению, в нашей жизни с ее сумасшедшим ритмом и постоянной погоней за материальными благами, мы не всегда находим время для веселья. Но, что бы ни происходило, важно находить позитив даже в самых затруднительных ситуациях, и тогда они уже не будут казаться безвыходными.

А здоровая самоирония и умение посмеяться над собой значительно облегчают жизнь и придают уверенности и сил. Ироничные четверостишия Игоря Губермана, которые называют «гарики» — это жизненный юмор, колкий и порой немного грубоватый, но всегда понятный и наполненный смыслом. Читая их, невольно улыбаешься и учишься относиться с юмором даже к серьезным вещам.

Игорь Миронович Губерман, русско-израильский поэт, прославился благодаря своим афористичными и сатирическим четверостишиям, прозванных «гариками», хотя строк может быть также 2 и 6. В них он точно и метко подмечает все реалии жизни, со всеми её взлётами и падениями, радостями и горестями. Иногда он высказывается немного резко, но лишь потому, что это такая же неотъемлемая часть нашей жизни.

Каждый «гарик» молниеносно расходится по сети и радует тысячи поклонников таланта Игоря Губермана. Остаётся только удивляться, как можно вместить такое ёмкое и хлёсткое наблюдение в коротенький стишок. «Гарики» Губермана – ещё один повод улыбнуться даже в те моменты, когда кажется, что поводов для улыбок нет:

Я душевно вполне здоров!
Но шалею, ловя удачу…
Из наломанных мною дров,
Я легко бы построил дачу!

Люблю людей и, по наивности,
Открыто с ними говорю,
И жду распахнутой взаимности,
А после горестно курю.

Бывает — проснешься, как птица,
крылатой пружиной на взводе,
и хочется жить и трудиться;
но к завтраку это проходит.

Вся наша склонность к оптимизму –
от неспособности представить,
какого рода завтра клизму
судьба решила нам поставить.

Давно уже две жизни я живу,
одной – внутри себя, другой – наружно;
какую я реальной назову?
Не знаю, мне порой в обеих чуждо.

Всего слабей усваивают люди,
взаимным обучаясь отношениям,
что слишком залезать в чужие судьбы
возможно лишь по личным приглашениям.

Мне моя брезгливость дорога,
мной руководящая давно:
даже чтобы плюнуть во врага,
я не набираю в рот говно.

Любил я книги, выпивку и женщин.
И большего у бога не просил.
Теперь азарт мой возрастом уменьшен.
Теперь уже на книги нету сил.

Поездил я по разным странам,
печаль моя, как мир, стара:
какой подлец везде над краном
повесил зеркало с утра?

Весьма порой мешает мне заснуть
Волнующая, как ни поверни,
Открывшаяся мне внезапно суть
Какой-нибудь немыслимой херни.

НАЖМИТЕ НА ССЫЛКУ НИЖЕ, ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Понравилось? Поделись с друзьями: