Безутешная мать прорыдала все похороны и едва держалась на ногах у гроба радиоведущего Сергея Доренко

17 мая состоялось прощание с теле- и радиоведущим, главным редактором радиостанции «Говорит Москва» Сергеем Доренко. Это была вторая попытка проводить в последний путь знаменитость. 12 мая церемония прощания была отменена, потому что дочери от первого брака настояли на экспертизе, подозревая вдову Доренко Юлию в отравлении их отца. Опасения не подтвердились и в этот раз знаменитость кремировали, как и хотел того покойный.

На церемонию снова пришли фанаты, коллеги и ближайшие родственники. Заплаканная, престарелая мать Сергея Доренко едва передвигала ноги. За руку ее поддерживала вдова Юлия, отказавшаяся общаться с прессой. Кстати, она была младше своего избранника на 24 года. В их браке родились две дочери. На протяжении всей церемонии мать покойного громко завывала, не в силах смириться с горем. Юлия тоже едва держалась, прячась за черными очками. Присутствующие с сожалением смотрели на убитую горем мать. Они выражали соболезнования, благодарили за талантливого сына, а родительница Сергея каждому отвечала: «Спасибо, мои хорошие…». Она чуть ли не единственная даже не пыталась скрывать эмоции, остальные родственники старались держать себя в руках.

Дочери Доренко от первого брака и его сын — Екатерина и Ксения, сын Прохор сидели подальше от вдовы. Они не общались с журналистами, которые засыпали их вопросами в духе: «Результаты экспертизы вас удовлетворили?» Маленьких дочерей от первого брака в зале не было. Видимо страдающая вдова Юлия постаралась как могла хоть как-то смягчить постигшее их горе.

В этот раз людей было меньше, мало кто приходил с цветами, сообщает mk.ru. Зато на похороны Доренко принесли много венков от коллег и представителей власти. Среди них были венки от президента и правительства Москвы, Первого канала, союза журналистов России, европейской медиагруппы, ТАСС, Дмитрия Киселева, Михаила Гуцериева. От коллег принесли венок с большой золотой звездой, на котором была надпись: «Москва молчит».

Проститься с Сергеем Доренко пришли генеральный директор радиостанции «Говорит Москва» Владимир Мамонтов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, режиссер Павел Лунгин и многие другие. Кстати, Венедиктов сказал: «Талантливый и тщеславный был человек. Дочерей я понимаю, у девочек был стресс, поэтому они поступили, так, как поступили. Не стоит их осуждать. Дочерей Доренко надо простить и забыть, не знаем, как мы бы себя повели на их месте», — сказал он, намекая на экспертизу и первоначальный отказ от кремации. Соведущая Анастасия Оношко промолвила: «Он был прикольный, отличный. Кто-то говорит, что не мог представить немощного больного Сергея. Я могла представить, как толкаю его на коляске. Но его смерть не могла представить. О смерти он говорил всегда и много. Он шутил на эту тему». Уже возле гроба она растерялась и сказала мало слов прощания.

Павел Лунгин промолвил у гроба: «Ярчайший талант. Его жизнь была вокруг людей. Он ненавидел мракобесие. Ну что, давайте будем прощаться. Я вспоминаю его шутки, но за всеми шутками была глубокая печаль по России. Я не знал о его болезни. Он всегда был мачо. Трудно представить, что я больше не услышу его каждое утро. До свидания, Сережа». Генеральный директор Первого канала Константин Эрнст тоже произнес трогательную речь: «У нас с Сережей были разные отношения. Я то принимал его на работу, то увольнял. Мы разговаривали раз в три месяца по телефону, но 9-е число отдалось в моем сердце болью. Я никогда не думал, что Сережа сыграет в моей жизни такую роль. Тут Паша (Лунгин — Прим. ред.) сказал очень важную вещь: какие бы одежды Сережа не надевал, он все равно был очень тонким, нервным мальчиком в поисках любви. Он хотел, чтобы его любили. Любили близкие, любили чужие — те, на кого он работал. Сережа, мы тебя все любим! Покойся с миром…» Всегда сдержанный Константин Эрнст постоянно вытирал глаза и еле сдерживался, чтобы не зарыдать в голос.

Напоминаем, 9 мая Сергею Доренко стало плохо в центре Москвы, на улице Земляной вал, когда он возвращался на мотоцикле от своего друга из-под Переславля-Залесского. В тот день Сергей проехал 600 километров и жаловался на «мушки в глазах». Он скончался от разрыва аневризмы аорты. Его тело, согласно желанию Сергея, кремировали.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями: