ПРОТИВОЯДИЕ ОТ РАЗРУШИТЕЛЬНОЙ СИЛЫ ОСКОРБЛЕНИЙ

Всех когда-то оскорбляли. Не обзывали, не били в драке — именно оскорбляли. Чувства, которые при этом возникают, — сначала гнев, агрессия, потом депрессия и ощущение чего-то невыразимо гадкого,...

Всех когда-то оскорбляли. Не обзывали, не били в драке — именно оскорбляли.

Чувства, которые при этом возникают, — сначала гнев, агрессия, потом депрессия и ощущение чего-то невыразимо гадкого, такого, что нельзя забыть и исправить, разве что через многие годы или века…

Неслучайно еще лет 150 назад считали, что оскорбление можно смыть только кровью — или своей, или врага…

Смертельное оружие

«Не надо отвечать», «нужно простить», «не опускайтесь до уровня врага». Множество «мудрых» советов, подкрепленных странными притчами, учат нас «правильной» реакции на оскорбление. Однако существуют законы, карающие за оскорбление личности. А ведь чего проще — гордо уйти и смиренно простить. Пусть оскорбляют. Сегодня оскорбили, завтра ударили, послезавтра убили.

Понятно, были и есть святые люди, которым нипочем оскорбления. Они от них только крепче делаются и лучше. А вот у обычного человека сначала происходит выброс адреналина, который повышает давление, влияет на сердечно-сосудистую систему, а потом запускаются другие химические реакции.

Причем точно такие же, как если бы ударили палкой по голове. Это убедительно доказали исследования психофизиологов: человек обладает второй сигнальной системой, которая реагирует на речь, на эмоциональные события.

Когда в газетах началась травля Пастернака, он сначала пережил инфаркт, а потом заболел раком легких. И в мучениях скончался. Рак развился именно в период публикации писем советских граждан, наполненных праведным гневом и оскорблениями типа:

«Стихов Пастернака я не читал. Но однажды в болоте видел жабу, которая издавала гнусное кваканье. Такое же кваканье издает Пастернак, клевеща на нашу Родину…»

Полагаю, завистливые поэты XVIII столетия изрядно сократили век великого Ломоносова. Попробуйте представить (хотя лучше не надо), что испытывает человек, читая такие вирши:

«Хоть глотку пьяную закрыл, отвисши зоб, не возьмешь ли с собой ты бочку пива в гроб? И так же счастлив мнишь в будущем быть веке, как здесь у многих ты в приязни и опеке?»

Злоба и неприкрытая зависть так и брызжут из-под пера Тредиаковского, так и хочется ему побольнее оскорбить, ударить…Стихотворение, к слову, так себе, но оскорбление — на уровне коммунальной кухни, профессиональное.

НАЖМИТЕ НА ССЫЛКУ НИЖЕ, ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Понравилось? Поделись с друзьями: