ЖЕНЩИНА ПОДАРИЛА МУЖУ БЕСЦЕННЫЙ УРОК, КОГДА УЗНАЛА О ЕГО ЛЖИ

Каждый раз, когда я слышу о брошенных женах, то всегда вспоминаю эту историю. Она про женщину, которая не стала злиться, когда услышала от мужа, что тот обманывал ее и хочет развестись. Она поступила умнее.

Нет в мире ничего страшнее разъяренной женщины. Особенно когда дело доходит до развода. Много странных вещей обычно происходит, когда один из супругов сообщает о намерении развестись. Предательство, ярость, ревность — все вступает в игру.

Тем не менее, каждый раз, когда я слышу о брошенных женах, то всегда вспоминаю эту историю. Она про женщину, которая не стала злиться, когда услышала от мужа, что тот обманывал ее и хочет развестись. Она поступила умнее. Эта женщина показывает всем нам, что брак можно спасти даже тогда, когда кто-то уже собрался подписать документы о разводе.

Эта история всегда при мне. Я рассказываю ее всем подряд. Она напоминает, что если вы познали редкий дар истинной любви, то никогда не должны дать ее искрам возможность просто исчезнуть…

Когда я вернулся домой в ту ночь, моя жена готовила ужина. Я взял ее за руку и сказал: «Нам нужно поговорить». Она села, и мы начали спокойно есть. Но еще до начала разговора я увидел боль в ее глазах. Я даже не знал, как мне открыть рот. Но я должен был позволить себе сказать то, о чем я думал. Я хочу развестись. Я поднял тему спокойным тоном. Ее, кажется, совсем не раздражали мои слова. Она просто мягко спросила: «Почему?».

Я хотел бы избежать ответа на этот вопрос. Это разозлило ее. Она бросила вилку со стола об стену и прокричала: «Ты не мужчина!». В ту ночь мы больше не разговаривали друг с другом. Она плакала. Я знал, что она хотела понять, что же случилось с нашим браком. Но вряд ли я мог дать ей нормальный ответ; мое сердце просто перестало любить Джейн.

Я больше ее не любил. Просто жалел ее.

И вот с этим глубоким чувством вины я подготовил проект соглашения о разводе. В нем говорилось, что наш дом, наша машина и 30% акций моей компании теперь будут ее собственностью. Она посмотрела на этот документ и разорвала его на куске. Женщина, с которой я провел 10 лет совместной жизни, вдруг стала совершенно чужой. Мне стало жаль, что я потратил на нее столько времени, ресурсов и энергии. Что поделать: я любил ее.

Наконец, она громко разрыдалась прямо у меня на глазах. Это то, чего я ожидал: я думал, что истерика принесет ей освобождение. Сама идея о разводе, которой я был одержим в последние несколько недель, стала для меня еще более очевидной.

На следующий день я вернулся домой очень поздно. И увидел на столе ее записку. Я не стал читать или ужинать: просто рухнул в постель и все. «Хватит с меня этих истерик«. Когда я проснулся, записка была все еще на месте. Я прочитал. В ней были ее условия развода: она ничего от меня не хочет, но просит меня подождать еще месяц. Она просила, чтобы в течение этого месяце мы не ругались. И продолжали жить «нормальной» жизнью — настолько, насколько это было возможно. Причину она объяснила очень просто: через месяц наш сын должен был сдавать важные экзамены. И она не хотела, что наш разломанный брак помешал ему сдать их.

Я вздохнул с облегчением. Единственное что: она попросила меня вспомнить тот день, когда я выносил ее на руках из загса. И она хотела, чтобы в этот последний месяц нашей совместной жизни я носил ее на руках от парадной двери в спальню. Я, признаться, никогда так не делал. Короче, я подумал, что она сходит с ума. Подумал, что это стресс заставляет ее просить о таких глупостях. Но я согласился. Сделка была привлекательной. И я подумал, что месяц — это не так уж много, зато потом я получу свободу.

В первый день, когда я взял ее на руки, мы оба выглядели очень неуклюже. У меня просто не было такого опыта. Я не носил ее на руках. Даже сын бегал позади нас с радостными воплями: «Папа носит маму на руках». Его слова вызвали у меня чувство боли. Из гостиной в спальню — всего 10 метров. Но мне они показались каким-то адом. Она закрыла глаза и тихо попросила: «Не говори нашему сыну о разводе. Пожалуйста». Я кивнул, чувствуя, как комок разочарования подкатывает к горлу. Я оставил ее за дверью. А сам поехал в офис.

На второй день мы вели себя более непринужденно. Она позволила себе опереться на мою грудь. Я почувствовал аромат ее блузки. Я понял, что не смотрел на эту женщину внимательно уже очень давно. Я понял, что она больше не молода. На ее лице появились мелкие морщины, а волосы начали седеть!

Наш брак убивал ее! С минуту я думал о том, что же я с ней сделал.

НАЖМИТЕ НА ССЫЛКУ НИЖЕ, ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Понравилось? Поделись с друзьями: